«» Черкесский таран» Эрдогана. Османы начинают раскачивать Кавказ»
Главная » НОВОСТИ » «» Черкесский таран» Эрдогана. Османы начинают раскачивать Кавказ»

«» Черкесский таран» Эрдогана. Османы начинают раскачивать Кавказ»

Может, есть смысл подумать о том, чтобы сегодня организовать для части турецких черкесов, лояльных к России, «переселение обратно» – на историческую Родину?

Было бы наивно полгать, что одержав блистательную победу в Нагорном Карабахе, Эрдоган остновится на достигнутом и не запустит щупальца своих амбиций из Южного Закавказья на Северный Кавказ. Его политические амбиции простираются на самом деле еще дальше, но Кавказ он считает "мягким подбрюшьем" Турции, а не России. И практически каждый день заявляет о своем новом статусе в регионе.

Резко возросла активность всех черкесских диаспор на Черноморском побережье Кавказа, постоянные требования адыгов о сносе то одного, то другого памятника, "оскорбляющего национальное самосознание, "разжигающего межнациональную рознь". Причем все это "пение сирен" и "раздувание кадил" про геноцид черкесского народа явно активизируется по взмаху палочки турецких дирижеров

А был ли мальчик? Был ли этот самый геноцид, о котором с маниакальным упорством кукуют свежеиспеченные национальные оракулы российского Кавказа?

Вся русская концепция строительства государства веками строилась на имперских принципах. Один из них — сохранение и преумножение народов тех территорий, на которые распространялась власть "белого царя". Поэтому никакой геноцид у русских (в отличие от тех же англосаксов или американцев) не был возможен в принципе. Сами же черкесы называют "геноцидом" одно из самых известных событий Кавказской войны – массовый исход в Турцию черкесских (адыгских) народов в 60-х годах XIX века.

Был ли этот исход?

Был.

Что стало его главной причиной? Полувековая Кавказская война, которая сопровождалась звероподобной жестокостью с обеих сторон. Объективности ради надо признать, что и до прихода русских войск на Кавказе царили невинные пещерно-людоедские нравы. Кавказ вообще — это не то место, где правят бал любовь, сострадание и участие к ближнему (как показали недавние чеченские войны, патологичные по своей жестокости нравы в регионе с тех пор сильно не изменились). До появления в регионе русской армии горцы постоянно резали, рубили, преследовали и пачками убивали друг друга, вырезая целые аулы оппонентов. Здесь пощады не просили и не давали. А жертв этой войны массово продавали в рабство в страны Ближнего Востока. Вся экономика региона состояла из набегов и работорговли. Других источников дохода здесь не знали и знать не хотели.

С приходом русских войск все ранее ненавидящие друг друга аборигены на время забыли свои распри и в едином порыве выступили против пришельцев, покусившихся на их образ жизни. Как писал современник тех событий генерал Георгий Атарщиков, "горцы
…уважают одну лишь силу, храбрость, крутые меры и некоторые принятые у них обычаи, немыслимые в европейской войне…".

Историк Федор Щербина пишет, что "черкесы зверски поступали не только с живыми врагами, но даже с их трупами, уродуя мёртвых и творя над ними немыслимые поругания. Линейцы, сначала ошалевшие от такой звериной жестокости, быстро переняли эти варварские обычаи и вскорости уже не уступали в этом отношении своим противникам..". Вот такие были нравы на той войне.

Современные потомки абреков-работорговцев любят "скармливать" ангажированным российским и зарубежным СМИ сладкие байки о ‘мирных свободолюбивых горцах, подвергшихся масштабной русской агрессии’. Но самый банальный исторический анализ говорит о том, что все они имеют к реальному положению дел такое же отношение, как кровососущие насекомые — к станции переливания крови. "Мирные" и невинные, как свежий гигиенический томпон, черкесские племена были главными разбойниками и работорговцами на всём Восточном Кавказе. Вожделенные рабы и рабыни были целью, сутью и смыслом их набегов.

Что примечательно — сами адыгские крестьяне из-за тяжелого материального положения зачастую вынуждены были продавать в рабство собственных детей. Кстати, крестьяне эти ещё до Кавказской войны нередко бежали от крепостного ярма, уготовленного для них местной адыгской знатью. Причем бежали они отнюдь не в Турцию, где их тоже не ждало ничего хорошего, а… в "ненавистную" Россию. Многие молодые мужчины-перебежчики присягали белому царю, становились под российские знамена и в Кавказской войне довольно эффективно использовались командованием в качестве переводчиков ("толмачей"), лазутчиков ("охотников") и советников при штабах.

Часть черкесской знати, руководствуясь соображениями выгоды или геополитики, тоже переходила на сторону России. И именно эти горцы и их отряды, врываясь в непокорные и незамиренные аулы, отличались особой жестокостью к вчерашним соплеменникам, перед которой меркла жестокость русских солдат и даже казаков.

Принципиальной морально-нравственной установкой русских было полное уничтожение в крае работорговли и ‘набеговой экономики’, безраздельно царившей здесь столетиями. Это был крайне серьезный исторический вызов. Наиболее ортодоксальная часть черкесской знати не смогла смириться с этим фактом, оскорбляющим в лучших чувствах их национальное самосознание и резко сокращающим норму прибыли. И именно они, дабы сохранить свой статус, доходы и прежний разбойничий образ жизни, втянули в многолетнюю кровопролитную войну собственные народы. А так как наши нынешние "партнеры" — Англия и Турция — приняли в этой войне самое живое участие, бесперебойно снабжая черкесов по морю стрелковым оружием, боеприпасами и даже легкой артиллерией, то война затянулась на десятилетия.

Черкесские народы воевать начали раньше всех в регионе и позже всех закончили — когда весь прочий Кавказ был ‘усмирён’, а Шамиль уже нежился в объятиях своего гарема в почетной ссылке в Калуге.

‘Правами народов’ тогда не шибко заморачивались, и черкесам была предложена альтернатива: переселиться на равнину и прекратить войну или выселиться в Турцию. Туда за век до этого переехало большинство нелояльных России ногайцев. Турецкие медиа по султанскому щелчку пальцев с необыкновенной живостью стали "раздувать кадило" идеи черкесского переселения — султанату нужны были новые мамлюки для защиты страны и ублаготворения своих будущих экспансий.

В итоге под влиянием пропаганды (Турцию местные газеты живописали как ‘рай земной’) и внутреннего давления собственной знати, не желавшей терять своих крепостных и рабов (в России, к слову, уже прошла отмена крепостного права), многие племена направились к Чёрному морю для последующей "великой переправы черкесов" в Османскую империю.

После первого же отплытия турецких барж, груженых по самую ватерлинию "живым товаром", стало ясно, что все обещанные планы по "организованной перевозке по семь тысяч семей в год были медийным блефом". Кораблей остро не хватало, а в Турцию рвались многотысячные толпы. Огромное скопление на берегу в итоге привело к эпидемиям и массовой смертности.

Турецкие же перевозчики вовсю наживались на людском горе и людской глупости. Как писал очевидец переселения Александр Фонвиль, "черкесы так торопились уезжать в Турцию, а турки до такой степени были жадны и корыстолюбивы, что суда обыкновенно нагружались с рискованным избытком: триста или четыреста человек наполняли пространство, на котором в обыкновенное время помещалось от пятидесяти до шестидесяти пассажиров".

Возвратившиеся турецкие матросы рассказывали ужасающие подробности страшных сцен. Одни суда с переселенцами тонули, на других половина умерли и были выброшены за борт.

В Турции же вместо обещанных ‘райских кущ’ черкесов встретили классические концентрационные лагеря переселенцев с ужасными условиями, смертностью, голодом и такой нищетой, что султан даже издал специальный фирман, запрещавший черкесам продавать своих детей и жён. Они делали это для того, чтобы остальные члены семьи не умерли с голоду (эта практика стала среди переселенцев обыденной). Вчерашние работорговцы стали торговать уже кровной родней…

Впоследствии Турция использовала прекрасных воинов-черкесов во многих войнах и для ‘грязной работы’. "Новые мамлюки" оставили о себе страшную память в Болгарии перед Балканской войной. Но ряд представителей черкесской знати тем не менее сделали в Турции блистательную военную карьеру.

А когда рухнула Османская империя и до власти дорвался Кемаль Ататюрк, черкесы подверглись принудительной ассимиляции. Им запретили общаться на родном языке, закрыли практически все национальные школы. В итоге сегодня, через полтора века после переселения, из двух миллионов этнических черкесов, проживающих в Турции, официально черкесами считаются не более двухсот тысяч. А вот потомки тех, кто остался в России, сохранили свой язык, культуру, веру и имеют и свою республику. Что не мешает по сути предавшей черкесов Турции то и дело поднимать тему якобы имевшего место ‘геноцида черкесов’.

Разумеется, не все современные черкесы унаследовали дурные традиции своих предков. Ставшие классикой слова ‘русские не сдаются’ произнёс, подорвав гранатами себя и окруживших его немцев, 21-летний черкес – политрук и поэт Хусен Андрухаев, бюст которого стоит ныне в Союзе писателей России.

Но на Кавказе знают, какой незаживающей раной (периодически растравляемой турецкими эмиссарами) до сих пор является для многих адыгов тема "великого черкесского переселения" девятнадцатого века.

Тогда надо говорить ВСЮ правду о тех событиях, а не вырывать само переселение из контекста исторических реалий большой и страшной войны. И еще. Может, есть смысл подумать о том, чтобы сегодня организовать для части турецких черкесов, лояльных к России, ‘переселение обратно’ – на историческую Родину?

 

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

victorymeds.ruwjoin.ruvjoin.rubuy-generic24.ru