Август 1941 года. Крах блицкрига и приговор Истории
Главная » НОВОСТИ » Август 1941 года. Крах блицкрига и приговор Истории

Август 1941 года. Крах блицкрига и приговор Истории

Ровно восемьдесят лет назад, в августе 1941 года, стало ясно, что план молниеносной войны против СССР не просто буксует, а фактически провалился. Самое удивительное, что педантичные и въедливые немцы, готовясь напасть на СССР, совершенно упустили из виду действия советского тыла в случае войны

Лето 1941 года принято считать сплошной чередой побед Германии и её союзников над Красной Армией. Некоторые историки как на Западе, так и на постсоветском пространстве не стесняются употреблять такие термины, как «блестящие операции», «невиданные в истории войн окружения» и «торжество немецкого военного гения».

Действительно, неотмобилизованная к 22 июня 1941 года Красная Армия терпела одно поражение за другим и казалось, что СССР обречен. Эйфория от нескончаемых побед в высших военных кругах Германии была так велика, что кое-кто начал терять связь с реальностью.

Так, начальник немецкого Генерального штаба Франц Гальдер записал в своем дневнике 3 июля: «В целом теперь уже можно сказать, что задача разгрома главных сил русской сухопутной армии перед Западной Двиной и Днепром выполнена. Восточнее мы можем встретить сопротивление лишь отдельных групп, которые, принимая во внимание их численность, не смогут серьезно помешать наступлению германских войск. Поэтому не будет преувеличением сказать, что кампания против России выиграна в течение 14 дней».

Пройдет чуть больше года, и Гальдер будет с треском выгнан со своего поста по итогам летней кампании 1942 года, которые сильно не понравятся Гитлеру, хотя 6-я армия Паулюса на тот момент стояла на берегах Волги и контролировала почти весь Сталинград. Однако даже до Гитлера дошло, что война давно уже идет не по тому сценарию, что был задуман до вторжения в СССР.

А сценарий, прямо скажем, изначально не отличался глубиной и продуманностью, больше напоминая грандиозную авантюру.

Например, Паулюс, который зимой 1943 года отправится в советский плен, очень сильно недооценил мобилизационные возможности СССР, а генерал Г. Блюментрит и вовсе докладывал Гитлеру 9 мая 1941 года о том, что «наши войска превосходят русских по боевому опыту. Нам предстоят упорные бои в течении 8-14 дней, а затем успех не заставит себя ждать, и мы победим».

Но самое удивительное, что педантичные и въедливые немцы, готовясь напасть на СССР, совершенно упустили из виду действия советского тыла в случае войны. Немецкие военачальники достаточно правильно предсказали исход начального периода войны, но совершенно упустили из вида то обстоятельство, что всякая армия всегда и везде опирается на возможности тыла, который армию вооружает, содержит и пополняет. И хотя это азбучная истина, но высшее немецкое руководство легкомысленно не придало этому обстоятельству серьезного значения. Ведь сам Гитлер всерьез верил, что лихим кавалерийским наскоком ему удастся разгромить далеко не самую слабую армию в мире всего за несколько недель.

Поначалу так и шло, но вот наступил август 1941 года, советские войска вели тяжелейшие оборонительные бои, а что происходило в тылу? И не только в тылу?

А то, что не смогли предусмотреть немецкие стратеги – война начала приобретать черты всенародной, когда в ней участвует каждый гражданин страны. Такого не было в Польше, такого не было при завоевании Бельгии, Голландии, Дании, Франции, Норвегии и Югославии, но в СССР война и её методы кардинально отличались от Европы.

6 августа 1941 года в Карело-Финской ССР создан единый партизанский штаб, и в тот же день Президиум Верховного Совета СССР произвел первое награждение белорусских партизан. Война идет меньше двух месяцев, но уже 43 белорусских партизана удостоились правительственных наград, а всего на оккупированной территории Белоруссии в августе 1941 года действовало более двухсот партизанских отрядов общей численностью 12 тысяч человек. И это было только начало.

8 августа авиация Балтийского флота совершила первый налет на Берлин, что стало для немцев полной неожиданностью. Через три дня немецкие войска перешли к обороне на московском направлении, отражая контрудары 16-й, 19-й, 24-й и 30-й армий Западного фронта, а 34-я и 11-я армии Северо-Западного фронта перешли в наступление под Старой Руссой и за три дня продвинулись на 60 километров, вынудив немцев перебрасывать подкрепления из-под Смоленска.

16 августа в Москве заключено соглашение между СССР и Англией о предоставлении кредита в 10 миллионов фунтов стерлингов и товарообороте. Фактически СССР заручился гарантированной помощью от страны, которая ещё год назад числилась в категории вероятных противников. Вернее, пребывала в этом статусе с первых дней существования Советской власти, и это означало одно – предпринимаемые с осени 1940 года попытки Гитлера договориться с Великобританией о заключении мира отныне англичанами даже не рассматривались. Потому что СССР и Англия теперь становились членами антигитлеровской коалиции, которая в дальнейшем будет только расширяться.

Более того, 14 августа Великобритания и США подписали «Атлантическую хартию», к которой вскоре присоединились ещё 10 стран, включая СССР. Пока ещё не вступившая в мировую войну Америка с подписанием «Атлантической хартии» дала ясно понять Гитлеру и его сателлитам, на чьей стороне она находится, поэтому смело можно утверждать, что уже в августе 1941 года стало ясно, чем для Германии закончится война.

О всенародном характере войны свидетельствуют суммы пожертвований советских граждан в Фонд обороны, составившие к середине августа 1941 года 153 миллиона рублей, а до конца месяца поступило более 343 миллионов рублей, 21 кг золота и 1076 кг серебра. Так, 17 августа состоялся всесоюзный комсомольский воскресник, в котором приняли участие 9 миллионов человек, которые перечислили в Фонд обороны свой заработок – 44 миллиона рублей. К советским комсомольцам присоединились и английские шахтеры, пожертвовавшие СССР свой заработок в размере 70 000 фунтов стерлингов. Сумма небольшая, но в данном случае показательно отношение простых британцев к СССР и той борьбе, что он вёл с общим ненавистным врагом.

В двадцатых числах августа 1941 года на оккупированной территории Украинской ССР начали действовать первые 32 партизанских отряда численностью 1800 человек. Как и в случае с партизанским движением в Белоруссии, это было только начало. Спустя два года численность партизанских формирований в Белоруссии, на Украине и западных областях РСФСР превысит 800 тысяч человек.

Фактически в немецком тылу в 1943 году будут действовать 53 дивизии или почти пять армий, и это явно было не то, на что рассчитывали гитлеровские стратеги, разрабатывая план «Барбаросса».

Наиболее крупные пожертвования в Фонд обороны совершили в конце августа трудящиеся Казахской ССР и Ленинграда. Первые пожертвовали 19 миллионов рублей, а ленинградцы – 9,6 миллионов рублей, 312 кг серебра и 8 кг золота.

31 августа 1941 года произошло знаковое событие: в Архангельск прибыл первый британский конвой, доставивший в СССР грузы военного назначения. И хотя до открытия второго фронта было ещё далеко, второй «экономический» фронт был открыт спустя менее двух месяцев с начала войны.

В конце августа сформированы: в Карело-Финской ССР 15 партизанских отрядов численностью 1800 человек, в Орловской области – 72 партизанских отряда численностью 4400 человек, в Ленинградской области – 287 партизанских отрядов численностью 18 000 человек, в Молдавии – 14 подпольных групп численностью 200 человек. Помимо этого сформированы 60 дивизий народного ополчения, на борьбу с врагом отправились более 2 миллионов добровольцев.

Именно в августе 1941 года стала видна вся авантюрная суть плана «Барбаросса», когда вермахт банально не знал, куда ему наступать. То ли на Москву, то ли на Киев. Гитлер был за киевское направление, значительная часть генералитета – за московское. Ну как тут не вспомнить крыловское: «Когда в товарищах согласья нет, На лад их дело не пойдет, И выйдет из него не дело, только мука». Мука не мука, а разгром под Москвой в декабре 1941 года вышел знатный.

А до этого, 30 августа, началась наступательная операция 24-й и 43-й армий Резервного фронта на Ельню, закончившаяся освобождением города. Красная Армия продвинулась на запад на 25 километров и срезала ельнинский выступ, и пусть этот успех был локальным, однако он показал всему миру, что многократно «разбитые» советские армии, о чем бесконечно трубило ведомство Геббельса, способны успешно бить гитлеровских «евроинтеграторов» и освобождать от них города. Именно при штурме Ельни была впервые «обкатана» наступательная тактика Красной Армии, когда при массированном огне артиллерии советская пехота смогла разбить равную по численности группировку врага.

Несмотря на то, что как в самом августе 1941 года, так и в последующие месяцы Красную Армию ждал ряд тяжелых поражений, именно в этом месяце стало ясно, что план блицкриг провалился. Полностью разгромить советские армии вермахт не смог, более того, СССР ещё даже не отправил на фронт все дивизии из внутренних округов страны.

Если Гитлер рассчитывал в августе уже закончить войну, то военная машина СССР только выходила на максимальные обороты. Что, с учетом создания антигитлеровской коалиции, неизбежно должно было привести к поражению Германии.

На самом деле, именно для Германии август 1941 года складывался катастрофически, так как противостояли ей три крупнейших экономики мира – СССР, Британская империя и США, фактически уже вступившие в экономическую войну против Третьего рейха. А начиная с осени 1941 года американский президент Ф.Д. Рузвельт и вовсе отменил ряд статей закона о нейтралитете, благодаря чему американским военным кораблям в Атлантике разрешалось открывать огонь по немецким и итальянским кораблям.

Авантюрный план «Барбаросса» привел к тому, что находившаяся на пике своего могущества в начале лета 1941 года Германия к концу года вела войну сразу с тремя противниками, каждый из которых ей был не по зубам, не говоря уж про их коалицию. Сначала немецкая военная машина забуксовала на бескрайних российских просторах, затем покатилась назад, плюс к этому на Германию посыпались миллионы тонн бомб с англо-американских бомбардировщиков.

История лишний раз преподала урок всему миру, очень доходчиво объяснив, что неизбежно бывает, когда во главе той или иной страны встает политический шулер и авантюрист с менталитетом уголовника.

Летом 1941 года это осознавали многие не только в мире, но и в Германии. Неслучайно, что немецкий генерал Хеннинг фон Тресков так отзывался о фюрере: «Я считаю Гитлера заклятым врагом не только Германии, но и всего мира» и мечтал пристрелить его, как «бешеного пса». К сожалению, большинство немецких военачальников, даже понимая всю людоедскую суть нацизма, продолжали исполнять преступные приказы, сами становясь преступниками.

А что касается лета 1941 года, то роковым оно было не для СССР, как принято считать, а как раз для Германии. В конце августа только слепой или дурак не понимал, что блицкриг провалился, что впереди Германию ожидает затяжная война на истощение и неизбежное вступление в войну США, что неизбежно должно было привести к уничтожению Третьего рейха. И каких бы успехов вермахт ни добивался на Восточном фронте, История неумолимо отсчитывала часы и дни до полного крушения гитлеровского режима.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

victorymeds.ruwjoin.ruvjoin.rubuy-generic24.ru